Академик Маров: У марсианской программы Маска — неразрешимые проблемы

Общество

Академик Маров: У марсианской программы Маска — неразрешимые проблемы

Марсианская программа американского изобретателя и бизнесмена Илона Маска практически невыполнима — об этом в эксклюзивном интервью ФАН рассказал российский ученый, академик, руководитель отдела планетных исследований и космохимии Института геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского РАН Михаил Маров.

Ученый также объяснил, почему американцы не имеют права претендовать на Луну или другую планету Солнечной системы, вспомнил, как зарождалась советская лунная программа, и отметил ее перспективы в ближайшем будущем.

Все началось с Королева и Келдыша

— Михаил Яковлевич, вы стояли у истоков советской лунной программы. Как все начиналось? Как в Советском Союзе разрабатывалась программа по освоению Луны?

Все началось в 1960-х с энтузиазма двух людей — советского ученого, конструктора ракетно-космических систем Сергея Павловича Королева и президента Академии наук СССР Мстислава Всеволодовича Келдыша. Тогда еще серьезных научных программ не было, а было стремление просто использовать технические возможности, которые были на тот момент у СССР. Ради этого была создана дополнительная ступень для знаменитой «семерки» (Р-7, первая межконтинентальная баллистическая ракета в мире. — Прим. ФАН), которая позволяла выводить космический объект к Луне.

Первые запуски прошли успешно?

— И да, и нет. Первый раз мы промахнулись, а вот второй запуск оказался удачным, мы «попали» в Луну. С третьего уже началась совершенно определенная программа, главной целью которой было понять, что же собой представляет не видимая с Земли обратная сторона Луны. И это была «Луна-3», оснащенная соответствующей фотоаппаратурой.

Человечество впервые увидело обратную сторону Луны. Хотя качество снимков было не очень высокое, основные представления были получены. А вот вслед за этим началась более серьезная разработка лунной программы, для чего необходимо было осуществить мягкую посадку на Луну.

Мне действительно доводилось участвовать в этих обсуждениях, работах, но задача оказалась непростой. Было проведено много пусков в рамках так называемой программы «Е-6» — успех пришел только после 11-го запуска. В феврале 1966 года удалось осуществить первую мягкую посадку на Луну и передать с ее поверхности панорамы. И вместе с тем получить доказательства того, что там не рыхлый верхний слой, в который даже космический аппарат может провалиться, а действительно достаточно твердая поверхность, на которую можно садиться.

ЧИТАТЬ  Власти не исключили дополнительных решений в связи с коронавирусом в России

Академик Маров: У марсианской программы Маска — неразрешимые проблемы

Трамп нарушает международные соглашения

— Знаменитый советский луноход — это тоже продолжение лунной программы?

Я очень хорошо помню тот напряженный период лунной гонки, когда уже где-то в 1967–1968 годах стало ясно, что гонку за высадку первого человека на Луну мы американцам проигрываем. И вот тогда Георгий Николаевич Бабакин (советский конструктор, работавший в космической программе СССР. — Прим. ФАН) предложил создать совершенно уникальные автоматические аппараты, которые будут проводить многомесячные исследования на поверхности.

В 1970 году мы отправили аппарат «Луна-16» и получили пробы лунного вещества. В том же году был высажен на поверхность первый луноход, который проработал 11 месяцев и принес много интересных результатов. Эти успехи — они, конечно, грандиозные и были очень высоко оценены во всем мире.

Подробности всей этой эпопеи изложены в моей книге «Советские роботы в Солнечной системе», которая написана в соавторстве с моим американским коллегой Уэсли Хантрессом, он тогда был помощником администратора NASA. Так сложилось, что у нас были интересные отношения, связанные с первыми шагами по сотрудничеству с американцами в космосе.

— Очень интересно.

— Когда в 1971 году в Москву приехала делегация NASA и было заключено первое в истории соглашение о космическом сотрудничестве между Академией наук СССР и NASA, были созданы четыре рабочие группы. Первая из них занималась изучением космического пространства, Луны и планет — ваш покорный слуга был назначен сопредседателем этой совместной рабочей группы вместе с американским коллегой.

В 1970-е американцы понимали, что только совместными усилиями можно изучать и осваивать Луну, Венеру и другие планеты Солнечной системы. А буквально месяц назад президент США Дональд Трамп заявил, что Америке по силам одной осуществить лунную программу, что она не нуждается ни в чьей помощи, ни в чьей научной поддержке. Насколько правомерны такие заявления американского президента?

Подобные заявления Трампа, конечно, очень амбициозны, но они нарушают те международные соглашения, которые были заключены еще в середине 1960-х годов, — о том, что космические тела, включая Луну, не принадлежат никакой национальной юрисдикции.

ЧИТАТЬ  Аудитория ФБК разуверилась в "Новичке" после видео из номера Навального

Академик Маров: У марсианской программы Маска — неразрешимые проблемы

Сейчас, конечно, у Америки есть определенные заделы, которые позволяют строить свою программу. И к этому процессу, помимо государственных компаний, подключены частные фирмы. То есть у них есть вложения частного капитала, которые могут внести серьезный вклад в освоение Луны, создание лунной базы — и в дальнейшем, может быть, привести к развертыванию там более серьезной инфраструктуры.

Но, повторюсь, закрепление американского права на освоение Луны или иной планеты Солнечной системы будет нарушением международных соглашений.

Маск недооценивает опасность радиации

Вы упомянули частные компании. Как вы относитесь к Илону Маску?

Я могу сказать одно: он талантливый инженер и организатор. Действительно, у него есть определенные успехи в создании новых типов ракетных систем. Есть подвижки в части создания нового типа космических средств. Но в то же время я не очень верю, что планы Маска относительно полета на Марс могут материализоваться в достаточно близкой перспективе. Здесь имеется целый ряд очень серьезных проблем, методов решения которых я не вижу.

— Что это за проблемы?

— Первая проблема — это, конечно, радиационная опасность, которую Маск явно серьезно недооценивает. По данным еще наших советских полетов к Красной планете, полет к Марсу, даже в сильно защищенном корабле, чреват тем, что космонавты получат летальную дозу радиации. А утяжелять до бесконечности сам корабль, как вы понимаете, нельзя. Это одна из ключевых проблем, которая заставляет серьезно насторожиться.

Марс, кстати, тоже защищен очень плохо: у него слабенькая атмосфера, поэтому он подвержен воздействию космической радиации. Это касается нахождения космонавтов на поверхности или на околомарсианской орбите.

А двигатели Маска действительно способны доставить груз к Марсу и обратно?

— Я не думаю, что существующие ракетные двигатели достаточно эффективны для такого полета. Это или твердотопливные, или жидкостные двигатели — у них все-таки достаточно слабенькая тяга. Нужны ядерные установки, а они, в свою очередь, тоже создают дополнительную радиацию.

В общем, это целый комплекс проблем, который пока до конца не решен. И, с моей точки зрения, проект полета к Марсу вряд ли будет осуществлен раньше середины этого столетия.

Академик Маров: У марсианской программы Маска — неразрешимые проблемы

Америка не потянет полет на Марс

Не будет ли полет к Марсу таким же, как американская космическая прогулка на Луну: полетели, попрыгали, след сфотографировали и флажок оставили?

ЧИТАТЬ  ЦБ: жители России возвращаются к "ковидной" модели потребления

Да, я считаю, что полет к Марсу не должен быть таким же эпизодическим, как это было с программой «Аполлон»: слетали, побродили там какое-то время и вернулись обратно. Полет на Марс в одну сторону занимает примерно девять месяцев и столько же обратно, но при условии, что будет благоприятное расположение планет — Марса и Земли. Поэтому суммарно получается не 18, а примерно 36 месяцев.

Если говорить о полете к Марсу, то это должна быть целевая программа, связанная, в перспективе, если не с освоением Красной планеты, то, по крайней мере, с установкой там небольшой инфраструктуры, чтобы проводить на месте исследования. И чтобы в какой-то мере какую-то область на Марсе обживать.

При этом полет на Марс потребует очень и очень немалых ресурсов. В самом скромном варианте оценка составляет порядка 600 млрд долларов. Это приличная сумма, и вряд ли даже такая развитая страна, как Америка, может себе это позволить. Налогоплательщики — тот же Конгресс — вряд ли согласятся такую сумму выделить. Поэтому — и это практически заключение того, что я хочу сказать — это не национальная задача США, это, скорее, задача международная, и решать ее, конечно, надо вместе.

Как вы оцениваете российскую лунную программу?

Есть очень интересный проект, который сейчас называется «Луна-25». Он предполагал целый комплекс интереснейших исследований, которые были призваны ответить на ряд вопросов о происхождении и природе Луны, об особенностях ее формирования. К сожалению, первый полет несет на себе очень мало научной аппаратуры в силу многих ограничений. Следующий полет — это чисто орбитальный аппарат. А «Луна-27» — это вполне интересный проект с широкомасштабной научно-исследовательской программой.

Предстоит изучение грунта — на этот раз уже из полярных районов Луны, где обнаружены определенные запасы воды, а это интересно для развертывания будущих лунных баз. Это, опять-таки, создание многоцелевых луноходов, которые могут быть использованы в качестве начального средства изучения тех областей, где в дальнейшем может быть создана такая лунная база. Программа интересная, перспективная, и я надеюсь, что она тоже пройдет с моим участием.

Источник: https://riafan.ru/1328910-akademik-marov-u-marsianskoi-programmy-maska-nerazreshimye-problemy

Оцените статью
Ессентуки - новости, факты
Добавить комментарий